Денежные знаки Временного Правительства 1917 г.
На главную Дореволюционные выпуски (1898-1917) Выпуски Временного правительства (1917) РСФСР (1917-1922) СССР (1923-1991) Россия (1992-1997) Местные выпуски Оккупация Прочее
Кредитные билеты образца 1909 года

"Керенки"

Кредитные билеты Образца 1917 года

Облигации “Займа Свободы”

Денежные знаки Временного Правительства 1917 г.


Кредитные билеты образца 1909 года


Кредитный билет 1917 года достоинством 5 рублей Кредитный билет 1917 года достоинством 5 рублей

К весне 1917 года Россия оказалась у самого края финансовой катастрофы. Кроме того, был исчерпан лимит доверия населения к властям, продолжавшим вести войну. Эйфория после свержения самодержавия в феврале 1917 года продолжалась недолго.

Небывалых масштабов достигла эмиссия обычных денежных знаков – их за март-октябрь 1917 года напечатали на 9,534 млрд. рублей. За весну-осень 1917 года бумажный рубль обесценился в 4 раза. Кроме невиданной по масштабам эмиссии бумажных дензнаков, перестал также работать такой сдерживающий инфляцию механизм, как крестьянская психология. Если в начале войны «лишние» бумажные деньги, попадая в деревню, прочно там оседали во всевозможных «кубышках» – крестьянин во время войны предпочитал создать себе запас на чёрный день; то теперь вся эта денежная масса оказалась выброшена в активное обращение – крестьяне стали сбывать накопления в бумажных деньгах. Глядя на то, что начало выпускать Временное правительство, уже не верилось в крепость бумажного рубля…

Толчком к введению новых купюр послужила апрельская забастовка работников Экспедиции заготовления государственных бумаг, во время которой Государственному банку пришлось выпустить в обращение весь запас кредитных билетов. В связи с этим Временное Правительство с подачи управляющего Государственным банком И.П. Шипова 9 мая 1917 г. (по юлианскому стилю) издало постановление об изготовлении 5- рублевых кредитных билетов образца 1909 г. с упрощенной серийной нумерацией , аналогичной уже изготовлявшимся кредитным билетам в 1 рубль образца 1898 г. Таким образом, если раньше каждая купюра имела совершенно индивидуальный номер из 6 цифр, то теперь начали печатать так называемые «миллионные» банкноты. На них сохранилась двухбуквенная серия, но номер теперь состоял из трёх цифр. Такая нумерация давала возможность значительно ускорить изготовление банкнот, т.к. не нужно было нумеровать каждую бумажку - они печатались по миллиону штук с общим серийным номером.

В качестве первой серийной литеры для 5 рублей была принята буква "У", что, вероятно, подразумевает слово "упрощенная". Вторая литера "А" - собственно и есть непосредственное обозначение серии, которая позже, уже в 1918 г. сменилась на букву "Б".

Первая цифровая серия имела обозначение "УА-001", вторая "УА-002", третья "УА-003", а вот с четвертой произошел курьезный случай. В нижней части билета серия была напечатана правильно - "УА-004", а в верхней литеры перепутали местами, и получилось "АУ-004". Ошибку сначала не заметили, и некоторая часть курьезных банкнот попала в обращение, остальные же, видимо, забраковали и уничтожили. Больше подобных ошибок с перестановкой литер за всю историю общегосударственных денежных знаков никогда не случалось.

Следует отметить, что большая часть данных денежных знаков печаталась при Советском (до 1922 года) правительстве. О времени эмиссии можно судить по подписи кассира и номеру. В частности, данная банкнота, судя по всему, была изготовлена уже после Октябрьской революции.

[к оглавлению]

Казначейские знаки (керенки)


Казначейский знак 1917 года достоинством 20 рублей Казначейский знак 1917 года достоинством 40 рублей

Эти весьма необычные денежные знаки изначально носили временный характер и явились порождением бушевавшей в 1917 г. гиперинфляции, которая привела к острой нехватке дензнаков. Выпуск настоящих денег, "думских" кредитных билетов в 250 и 1000 рублей, был связан со сложной и длительной технологией. Кроме них, были срочно нужны мелкие деньги, и Министерство финансов прибегло к массовому выпуску простых купюр. Их, после изготовления необходимого запаса кредитных билетов нового образца, предполагалось изъять из обращения.

В результате простые деньги – казначейские знаки достоинством в 20 и 40 рублей (именно такой нестандартный номинал имели купюры имени А.Ф. Керенского) – были выпущены Временным правительством примерно за месяц до Октябрьской революции. Хотя в постановлении, опубликованном 17 сентября 1917 г. в "Вестнике Временного правительства", указывалось, что данные казначейские знаки имеют хождение наравне с государственными кредитными билетами, народ все равно не поверил.

По своему формату они очень походили на консульские марки 10-рублевого достоинства, которые наклеивались на документы при оплате консульских пошлин. Сходство объяснялось просто: для печатания казначейских знаков использовались (с небольшими доработками) клише консульских марок. Более того, керенки так же, как и консульские марки, выпускались листами по 40 знаков на каждом. Пользователям предлагалось нужное количество знаков отрезать от листа. Из-за того что размеры листа керенок были достаточно большими, в газетах того времени появлялись предложения о разрезании его на ленты и скатывании их в трубки, как это проделывали с проездными билетами кондукторы трамваев.

Минфин всячески подчеркивал, что рисунок новых казначейских знаков защищен от подделок: "Защитная сетка образована тонким орнаментальным узором... Узор и фон сетки как бы пронизаны тонким гильоширным рисунком, состоящим из системы белых волнистых линий". Как оказалось впоследствии, подделка керенок не представляла большого труда. На них не было ни даты выпуска, ни подписи финансовых работников, ни номеров и серий.

Керенки сразу же получили прозвище "от кваса ярлыки". Люди отказывались получать зарплату в этих деньгах, не хотели их разменивать и на рынках. Более того, даже управление Финляндского банка запретило прием казначейских знаков в железнодорожных кассах.

На оборотной стороне через все поле крупным шрифтом было начертано: "Подделка преследуется законом".

На эту угрозу никто не обращал внимания. Керенки печатались везде, где была бумага, пусть даже самого плохого качества, и какая-нибудь краска, хотя бы для полов и крыш. Выпуск казначейских знаков был организован в удаленных от Петрограда и Москвы регионах, которые получали либо мизерное денежное подкрепление из центра, либо вообще его не получали.

Но хоть какие-то деньги были нужны. Лучше всего в этих условиях подходили керенки, изготовление которых не требовало сложного печатного оборудования. Нужны были лишь клише. Их кустарным способом делали местные граверы по рисункам казначейских знаков. От опыта гравера зависело и качество денег. Керенки выпускались не только в стационарных типографиях, но и в полевых условиях. Иногда печатное оборудование следовало за войсками, которые вели боевые действия, что упрощало денежное обеспечение личного состава воинских частей.

Чрезвычайную лёгкость в изготовлении и подделке в частности использовали и обе воюющие стороны в годы гражданской войны. Так в период наступления армии Юденича на Петроград фальшивые казначейские знаки были обнаружены красноармейцами в штабе атамана Булак-Балаховича. По этому поводу в газете "Известия ВЦИК" от 7 сентября 1919 года сообщалось следующее: "В захваченном нашими войсками Пскове в белогвардейском штабе найдено больше пуда почти готовых 40-рублевых керенок. Лицевая их сторона подделана довольно хорошо, оборотную белые не успели закончить печатанием". Оказалось, что идея выпуска "керенок" (считайте, фальшивых) первоначально родилась в недрах штаба генерала Родзянко. Она возникла в связи с тем, что из-за отсутствия денежных поступлений, Северный корпус летом 1919 года оказался в тяжелейшем финансовом положении. В середине июля, по поручению генерала Родзянко, его начальник тыла генерал Крузенштерн обратился к главнокомандующему армией генералу Юденичу за разрешением выпустить "керенки", на что последний ответил категорическим отказом. Тогда Родзянко решил выпустить "свои" деньги, так называемые "разменные знаки". Для реализации своего плана он потребовал от своего подчиненного, атамана Булак-Балаховича, прислать в свое распоряжение гравера Тешнера, который в то время находился в Пскове.

Атаман, не желавший ни в каком отношении подчиняться "барину" Родзянко, Тешнера не отдал. А так как его отряд также оказался без денег, решил сам заняться выпуском фальшивых казначейских знаков, имея в своем распоряжении хорошего специалиста. Гравер Тешнер, узнав, какую ему подготовили позорную роль, пытался бежать из Пскова, но его схватили и заставили изготовить клише 40-рублевых знаков. После этого пошла энергичная работа по печатанию фальшивок.

Следует отметить, что керенки, впрочем, как и многие другие денежные знаки, печатались и обращались на территории РСФСР. За все время хождения "керенок" пик их выпуска падает на 9 месяцев 1922 года, а с сентября того же года Наркомфин принимает решение изъять их из оборота.

(Порядок размещения статей в рамках одного раздела в некоторых случаях связан не столько с хронологией событий, сколько с моим собственным желанием. По логике вещей этот подраздел должен был находиться в самом конце раздела, так как "керенки" появились в обращении только в сентябре 1917 года, т. е. позже, чем 5-рублевки с усеченной нумерацией и "думские" деньги, однако я счел нужным поместить этот подраздел вторым, за что и приношу заранее извинения. Прим. автора)

[к оглавлению]

Кредитные билеты образца 1917 года

Денежный знак 1917 года достоинством 250 рублей Денежный знак 1917 года достоинством 250 рублей Денежный знак 1917 года достоинством 1000 рублей Денежный знак 1917 года достоинством 1000 рублей

Пришедшие в феврале – марте 1917 г. к власти идейные предшественники современных "либералов" в первые же дни существования Временного правительства сразу же озаботились подготовкой и эмиссией новых денег. Связано это было по большей части с общей расстроенностью денежного хозяйства, которое требовало всё большие объёмы денежной массы, что вызывало потребность в введении в обращении купюр больших достоинств (не следует забывать, что к концу 1917 года покупательная способность упала до 6-7 довоенных копеек). Кроме того перед правительством стояла проблема выпуска денежных знаков с новой соответствующей революционному строю символикой. В итоге, в соответствии с указом от 26 апреля 1917 г., в денежное обращение были выпущены хорошо известные коллекционерам государственные кредитные билеты достоинством 250 и 1000 рублей. При этом в качестве государственной символики "новой России" на оборотной стороне первой из купюр – достоинством 250 рублей – помещалось изображение двуглавого орла с "опущенными" крыльями и без державно-имперских атрибутов (так называемый "герб Временного правительства", выполненный художником И.Я.Билибиным, от которого "произошёл" орёл, изображаемый сегодня – в качестве эмблемы Государственного банка России – на современных монетах регулярного выпуска номиналом 1, 2 и 5 рублей), "подкладкой" для которого служила свастика. Две свастики размером поменьше служили также "подкладками" под цифровые обозначения номинала, помещённые на лицевой стороне данной купюры.

При оформлении второй купюры – номиналом 1000 рублей – и вовсе обошлись без орла. На её оборотной стороне был изображён Таврический дворец в Петрограде, в котором заседала Государственная Дума – первый российский парламент, а лицевую сторону украшали аж три свастики – большая (посередине) и две по бокам – в качестве "подкладок" под цифровые обозначения номинала. Благодаря данному "архитектурному" сюжету государственные кредитные билеты первой революционной эмиссии неофициально именовали "думскими деньгами".

Следует отметить, что к тому времени свастику уже широко использовали в качестве своего боевого и мистического "арийского" символа некоторые германские националистические ветеранские и оккультные организации. А несколько позже – с 1919 г. – эта популярная в лагере "фёлькише" эмблема постепенно перекочевала в арсенал политической атрибутики "Немецкой рабочей партии" (переименованной вскоре в "Национал-социалистическую немецкую рабочую партию"). Однако вряд ли, конечно, кто-нибудь из российских "демократов" образца 1917 г., утверждавших рисунки "думских денег", предполагал, что даёт добро на официальное использование атрибутики нарождавшегося германского нацизма.

Существует множество версий - одна фантастичнее другой -, которые пытаются придать выпуску этих злополучных думских денег какой-то мистический смысл. Очень популярна версия, связывающая эмиссию этих банкнот с масонами, к числу которых причисляют многих членов Временного правительства, в частности и самого Керенского. Однако я не припомню, чтобы масоны использовали этот символ. Наверное, если бы пришедшие к власти «масоны» и решили бы символически изобразить на новых деньгах идеологию в стиле Novus Ordo Saeculorum, то уж, наверное, воспользовались более верными, "проверенными временем" символами недостроенной пирамиды и Всевидящего ока, которые и поныне украшают однодолларовые банкноты. Не менее популярная версия связывает так называемую свастику с неким неудавшемся выпуском, который якобы планировался "старой" властью на 1917 год. А свастика в данном случае – христианский символ, который имеет какое-то отношение к династии Романовых. Однако никакими документальными свидетельствами сторонники этой версии не располагают. Следует, отметить, что в официальных документах, связанных с этим выпуском никаких упоминаний про «свастику» нет. Там она обозначается лишь как орнамент в виде креста с загнутыми концами. Это орнамент и не более того! Орнамент, который был весьма популярен до начала двадцатого века, которым в частности украшались некоторые дворянские усадьбы.

[к оглавлению]

Облигации “Займа Свободы”


Облигация “Займа Свободы” достоинством 50 рублей Облигация “Займа Свободы” достоинством 50 рублей

В любой коллекции бон обязательно представлены облигации “Займа Свободы”. Среди многочисленных выпусков облигаций российских займов лишь облигации “Займа Свободы” мелких номиналов были приняты декретом СНК от 16 февраля 1918 г. к обращению в качестве денежных знаков. Таким образом, облигации “Займа Свободы” мелких номиналов (до 100 рублей) занимают законное место в коллекциях денежных знаков обязательного обращения.

История этого займа такова. 30 марта 1917 года Временное правительство опубликовало постановление от 27 марта, которым был объявлен «Заем Свободы». Название заем получил из-за обращения Временного правительства к народу России: «Сильный враг глубоко вторгся в наши пределы, грозит сломить нас и вернуть страну к старому, ныне мертвому строю. Только напряжение всех наших сил может датьнам желанную победу… Одолжим деньги государству, поместив их в новый заем, и спасем этим от гибели нашу свободу и достояние». Были выпущены облигации номиналом в 50, 100, 500, 1 000, 5 000, 10 000, 25 000 рублей и позже, постановлением от 25 апреля 1917 года, облигации в 20 и 40 рублей. Облигации выпускались сроком на 49 лет, из расчета 5% годовых.

Однако, несмотря на поддержку со стороны исполнительного комитета совета рабочих и солдатских депутатов, выпущенный правительством «Заем Свободы», успеха не имел, что признал министр финансов Шингарев: «…состоятельные классы скорее поверили новому строю и пришли к нему на помощь, тогда как массы населения отнеслись к нему… недоверчиво».

Как утверждают советские историки, руководимые большевиками, рабочие понимали, что заем предназначен для продолжения войны, выгодной только буржуазии. За четыре месяца число подписчиков на заем среди населения составило лишь 674 тысяч. Временное правительство получило по займу всего около 4 млрд. рублей.

Общеизвестно существование двух выпусков “Займа Свободы” - так называемые, облигации “с упоминанием 20 и 40 рублей” в тексте на обороте и “без упоминания”. Эти выпуски всем хорошо известны и безусловно представлены в коллекциях, тем более, что встречаемость тех и других практически одинакова.

<< Назад В начало Вперёд >>

© Alex G. Sam

2008

Hosted by uCoz