Местные выпуски
На главную Дореволюционные выпуски (1898-1917) Выпуски Временного правительства (1917) РСФСР (1917-1922) СССР (1923-1991) Россия (1992-1997) Местные выпуски Оккупация Прочее
Сибирские рубли

Прибайкалье.

Читинское отделение Государственного банка

Временное правительство Дальнего Востока

Северная Россия

Ростовская Контора Государственного Банка

Одесса

Деникинские рубли

Туркестан


Азербайджан


Красноярск

Местные выпуски


Сибирские рубли


5 рублей Временного Сибирского правительства 5 рублей Временного Сибирского правительства

1 рубль Временного Сибирского правительства 1 рубль Временного Сибирского правительства

В начале июня 1918 года главное командование Чехословацкого корпуса предъявило ультиматум Омскому исполкому о пропуске его на родину через Владивосток. На требования Омского исполкома о сдаче оружия чехи ответили восстанием и к концу июня с боем заняли Сибирскую железную дорогу от Байкала до Пензы, после чего советская власть в Сибири пала. В конце июня почти всю территорию Сибири заняли белые. 28 августа 1918 года после падения Читы Центральный Исполнительный Комитет Советов Сибири был вынужден прекратить свою деятельность.

23 июля в занятом чехословаками и белогвардейцами Томске на совещании «Сибирской областной думы создается «Временное Сибирское правительство» под председательством П. В. Вологодского. 6 июля был обнародован декрет о государственной самостоятельности Сибири. Временное Сибирское правительство сохранило установленную в России систему денежного обращения более того, с первых же недель своего функционирования ввело в обращение новые денежные суррогаты.

Постановление Административного Совета Временного Сибирского правительства от 23 сентября 1918 год пополнило денежный рынок облигациями Займа Свободы и расширило категорию допущенных к обращению купонов от процентных бумаг. По этому распоряжению все перечисленные ценные бумаги могли свободно ходить в качестве денежных знаков независимо от наличия купонов и каких-либо штемпелей.

Вскоре Сибирское Временное правительство встало на путь самостоятельных эмиссий. Следуя примеру императорского правительства, узаконившего в качестве денежных знаков процентные обязательства по займам казны у населения, оно также выпустило в обращение свои «5% краткосрочные обязательства Государственного Казначейства Сибири».

Кроме краткосрочных обязательств решено было пополнить денежный оборот и другим видом платежных средств — казначейскими знаками «достоинством в 10 и 5 рублей, 3 рубля и 1 рубль, на общую сумму 50 000 000 рублей».

На казначейских знаках Временного Сибирского правительства, подписанных управляющим Госбанком Скоробогатовым, помещено изображение герба Временного правительства — двуглавый орел без короны, скипетра и державы. Изображение колонн, поддерживающих антаблемент, повторяет оформление дореволюционного кредитного билета рублевого достоинства.

На оборотной стороне всех знаков — герб Сибири. Но вместо короны соболи поддерживают двуглавого орла, более всего напоминающего того, что был принят Временным правительством, однако с распростертыми крыльями.

К новым бумажным деньгам, выпущенным Временным Сибирским правительством, население относилось с большим недоверием. Росли цены, процветала спекуляция. Командир американского экспедиционного корпуса В. Грэвс писал: «Россия и Сибирь смогут своими самостоятельными усилиями сделать все, кроме одного, а именно: немедленного упорядочения финансов и денежного обращения».

В ноябре Чрезвычайное собрание совета министров Сибирского правительства под председательством Вологодского избрало военного министра адмирала А, В. Колчака «Верховным правителем всей России и ее вооруженных сил», дав ему диктаторскую власть. Несколько позднее Директория окончательно была отстранена от власти, а ее члены арестованы. К последним Колчак отнесся по-джентльменски — всех их отправили в Китай, вручив на «дорожные расходы» по 75 000 тысяч рублей.

Финансовое положение Омского правительства к весне 1919 года было чрезвычайно сложным. Полное расстройство обращения обусловливалось, с одной стороны, недостатком денежных средств, а с другой — их немыслимым разнообразием. На территории, занятой армиями Колчака, ходило огромное количество денежных знаков, выпущенных различными правительствами, каждое из которых проводило свою независимую финансово-экономическую политику. Сложность ситуации усугублялась тем, что общее количество бумажных знаков, обращавшихся на территории Сибири, учету не поддавалось. Поэтому Министерством финансов Омского правительства был разработан ряд мер для урегулирования денежного обращения Сибири.

В связи с денежным дефицитом правительству приходилось ежемесячно издавать постановления о дополнительных выпусках краткосрочных обязательств в размере двух миллиардов рублей. Однако это не смогло смягчить денежный кризис. В ряде постановлений указывалось, что большая часть средств, предназначавшихся на текущие государственные расходы, была потрачена на обмен изымавшихся из оборота «керенок».

50 копеек. Американская эмиссия 50 копеек. Американская эмиссия

Для замены обесцененных денежных знаков предполагалось использовать кредитные билеты «образца 1918 года», отпечатанные еще по заказу Временного правительства Керенского в Америке. Реформа не была осуществлена, поэтому Омское правительство решило временно выпустить краткосрочные обязательства, причем без какого-либо обеспечения.

Обязательство правительства А. В. Колчака. 1000 рублей

Обязательство правительства А. В. Колчака. 50 рублей Обязательство правительства А. В. Колчака. 25 рублей

Отпечатанные новые краткосрочные обязательства в целом повторяли оформление ранее выпущенных Сибирским правительством знаков. Единственным отличием их было отсутствие в тексте упоминания о Сибирском Казначействе. Дополнительно к обязательствам крупных номиналов выпускались и знаки мелкого достоинства — от 25 до 250 рублей. Печатались они с преступной небрежностью — целая серия 500-рублевок была выпущена с опечатками. Если в руки попадало несколько купюр одинакового достоинства, то нельзя было ручаться, что все они настоящие, потому что их размеры и цвет резко отличались. Не имея возможности улучшить качество выпускаемых обязательств, Госбанку в соответствии с указаниями Министерства финансов приходилось «снисходительно относиться к поступившим в кассы сомнительным обязательствам, если они недалеко отступали по исполнению от настоящих и не вызывали прямой уверенности в подделках».

Тем обстоятельством, что сибирские деньги были защищены от подделок хуже, чем изымаемые из оборота «керенки», не могли не воспользоваться фальшивомонетчики, начиная от местных и кончая крупными японскими коммерсантами. Еще до изъятия «керенок» из оборота в омском «Правительственном Вестнике» сообщалось, что Государственное казначейство обнаружило фальшивые краткосрочные обязательства. Причем отмечалось, что все купюры очень хорошо подделаны, а выдает их только бумага низкого качества. Во Владивостоке два японских коммерсанта организовали выпуск фальшивых 250-рублевых краткосрочных обязательств, которых у них было изъято на сумму 2,5 миллиарда.

3 рубля Временного Сибирского правительства 3 рубля Временного Сибирского правительства

После образования в Омске нового правительства художник Г. А. Ильин разработал новый герб Российского государства, в основу которого положил изображение, принятое в империи, — орла, «обремененного» малым щитком с московским гербом. В лапах птицы — меч и держава, а над его двумя головами помещен сияющий крест и девиз: «Сим победиши». Меч и девиз герба указывали на преимущественно военный характер Белого движения. Открыто заявившему о своем богоборческом характере большевизму противопоставлен крест как символ, в первую очередь духовной победы и торжества.

Этот новый вариант государственного герба украсил выпущенные Омским правительством казначейские знаки достоинством в 3 и 300 рублей. Помещен он и на некоторых вариантах пробных знаков, подготовленных к проведению денежной реформы, но не выпущенных в обращение.

В январе 1920 года власть Колчака была свергнута и к власти пришел Военно-революционный комитет, который постановлением от 18 февраля 1920 года аннулировал «сибирские» деньги всех выпусков и изготовленные в США облигации с купонами трех разрядов, являвшиеся деньгами белогвардейского правительства.

Так как ранее правительством Колчака были исключены из денежного оборота «керенки», то в денежном обороте Сибирского региона оказалось лишь небольшое количество денежных знаков в 1000 и 250 рублей, выпущенных еще в 1917 году правительствами князя Г. Е. Львова и А. Ф. Керенского. Денежные знаки более мелких достоинств вообще полностью отсутствовали.

Неудовлетворительное состояние транспорта после Гражданской войны исключило возможность снабжения Сибири общегосударственными денежными знаками. Единственным выходом по ослаблению денежного кризиса, связанного с отсутствием в обороте денег, был выпуск своих местных суррогатных денег. Выпуск денег упрощался тем обстоятельством, что после падения белогвардейского правительства на местах остались практически все опытные финансовые работники.

200 рублей. Сибревком 200 рублей. Сибревком

Учитывая удачный опыт правительства Колчака по выпуску в качестве денег облигаций первых трех разрядов «Государственного внутреннего 4,5% выигрышного займа 1917 года», финансовое управление при Иркутском сибревкоме решило провести аналогичную операцию с оказавшимися в его распоряжении двумя последними разрядами этого займа.

Для того чтобы эти облигации-деньги внешне резко отличались от ранее выпущенных, решено было ввести их в оборот с яркими надпечатками, выполненными красным и темно-синим цветами — соответственно для четвертого и пятого разрядов займа.

Надпечатки на облигациях были выполнены в виде картуша из стилизованных листьев, внутри которого стояли надписи: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика» и «Сибирский Революционный комитет», а также год выпуска — «1920».

Слева от картуша и на купонах было напечатано: «Обязателен к обращению наравне с кредитными билетами и расчетными знаками Российской Социалистической Федеративной Советской Республики».

[к оглавлению]

Прибайкайлье


25 рублей. Прибайкалье. Американская эмиссия 25 рублей. Прибайкалье. Американская эмиссия

После падения власти Колчака, части Народно - революционной армии, оттеснив войска атамана Семенова, вступили на территорию Прибайкалья. Уездная Земская Управа оказалась носителем высшей власти в крае и была переименована во “Временную Земскую власть Прибайкалья”. Маленькое самостоятельное государство в отношении денежной системы оказалось в чрезвычайно тяжелом положении. Еще в конце марта 1920 года, правительство постановило произвести самостоятельную эмиссию, преследуя две основных цели: 1) получить фонд денежных знаков для поддержания своего государственного существования и 2) изъять из обращения затопившие рынок, нарушившие хозяйственный процесс - “ сибирские”.

Изыскивая технические возможности осуществления эмиссии, агенты Власти Прибайкалья наткнулись в Иркутске на шедшие из Владивостока в Омск и задержанные событиями в пути денежные знаки, заказанные Омским правительством в Америке “кредитные билеты образца 1918 года”.

Вначале предполагалось, что они, - также как и IV и V разряд облигаций Государственного Внутреннего 4 1/2 % выигрышного займа 1917 года достоинством в 200 рублей и купонов к ним по 4 руб. 50 коп. - будут загрифованы гербом РСФСР, и выпущены в обращение на советской территории Иркутским Губернским Ревкомом, но позже удалось настоять на предоставлении их Верхнеудинску.

Оборудованная в 1919 году Иркутская Экспедиция заготовления государственных бумаг приступила к огрифованию этих кредитных билетов достоинством в 25 и 100 рублей, и в апреле 1920 года сдала “Временной Земской Власти Прибайкалья” ее заказ. Но выпуск в обращение удалось осуществить лишь через полтора - два месяца.

На кредитных билетах был наложен гриф “Временная Земская Власть Прибайкалья” на билетах в 25 рублей - красной, на билетах в 100 рублей - синей краской. Кроме изображения плуга, помещенного внизу в картуше, по бокам располагались вертикальные надписи: “Обязателен к обращению и обеспечен достоянием государства” и “Подделка сего билета и надписи на нем преследуется по закону”.

Все количество оказавшихся в Иркутске кредитных билетов этого образца полностью было предоставлено Верхнеудинску. Всего было выпущено в обращение этих билетов, с указанным грифом, на сумму в 228.425.950 рублей.

[к оглавлению]

Читинское отделение Государственного банка


100 рублей. Чита 100 рублей. Чита

Павшая власть Правительства адмирала Колчака немедленно захватывается на местах самыми разнообразными преемниками. Земства, областные комитеты, автономисты, генералы Хорват, Розанов и другие переплетаются в тесном клубке политических событий 1920 года. Все они осуществляют на крайне ограниченной территории. Среди всех претендентов на главную роль в Восточной Сибири особое место занимал генерал-лейтенант Григорий Михайлович Семенов (1890-1946). 4 января 1920 года Верховный правитель и Верховный главнокомандующий А. В. Колчак объявил о передаче своих полномочий А. И. Деникину, сделав оговорку, что до получения согласия Деникина военная и гражданская власть «на всей территории Российской восточной окраины» передается атаману Семенову как главнокомандующему всеми вооруженными силами Российской восточной окраины.

К 1920 году перед правительством Читы встал вопрос о собственной эмиссии. После его обсуждения 30 января 1920 года был издан закон о местной эмиссии и Читинскому отделению Госбанка распоряжением правительства предложено было приступить к изготовлению и выпуску «бон Читинского отделения Государственного Банка» достоинством 100 и 500 рублей.

Печатались они на сетчатой бумаге, заготовленной Омским правительством в Америке и перехваченной атаманом Семеновым при следовании ее в Омск, На этой же бумаге в том же году во Владивостоке Приморская Земская управа печатала Сибирские обязательства достоинством в 50, 250,1000 и 5000 рублей. Широко применялась эта импортная бумага и в других регионах.

Боны Читинского отделения Госбанка выпускались с 18 февраля по 17 августа 1920 года на бумаге белого цвета в одну краску с предельно простым рисунком. Впоследствии знаки эти получили общеизвестное название: купюры по пятьсот рублей — «голубки», а по сто рублей — «воробьи».

В предупреждение установления лажа на «сибзнаки» атаман Семенов издал приказ об обязательности хождения бон Госбанка наравне с Сибирскими и установил для лиц, нарушающих это постановление, наказание: арест на 6 месяцев и штраф в 10 000 рублей. Но приказ этот так и остался на бумаге.

Курс бон Госбанка сразу же был установлен рынком в два раза худший, нежели на Сибирские.

Первая серия выпущенных бон разошлась немедленно, и вскоре состоялось утвержденное атаманом «постановление помощника главкома по гражданской части», предоставлявшее «Читинскому Отделению Госбанка разрешенный ему в феврале сего года выпуск бонов Государственного Банка на сумму 500.000.000 рублей увеличить до одного миллиарда рублей». Указанные в постановлении помощника главнокомандующего боны достоинством в 25 и 50 рублей из-за стремительного падения курса в обращение выпущены не были и даже не заготовлялись экспедицией.

В июле харбинская газета «Заря» под заголовком «Фабрикация «голубей» сообщала: «для печатания Читинских «голубей» беспрерывными сменами рабочих (круглые сутки) понадобилось реквизировать все машины частных типографий. Удовлетворение ежедневных потребностей армии и штатов чиновников требует до 30 миллионов «голубков». Прожиточный минимум за июль достиг 140.000 рублей. Особенно способствует падению читинских знаков то, что за пределами Забайкалья эти деньги абсолютно никем не принимаются». 17 августа Госбанк произвел последний выпуск «голубей» и «воробьев», фактически тогда же они исчезли с рынка. Всего за период 1920 года было выпущено в обращение Читинским отделением Государственного банка семеновских бон достоинством в 100 рублей на сумму 1224 122 600 рублей; 500 рублей — 8 624 820 000 рублей. Всего же на общую сумму в 9 848 942 600 рублей.

По Чите ходили анекдоты про новые знаки: мол, отправляясь на базар за вязанкой дров, надобно брать трех извозчиков. На одном возвращаться с дровами, на другом везти деньги за дрова, на третьем — деньги, чтобы с извозчиками расплатиться. Шутили и о том, что нет надобности тщательно подсчитывать сдачу — миллионом больше, миллионом меньше, все равно на овес не хватит.

После разгрома Семенова в Читу переезжает Правительство Дальневосточной республики. Своим законом от 15 ноября 1920 года оно запрещает обращение денежных знаков, выпущенных при атамане. В типографиях Читы были обнаружены запасы бумаги с недопечатанными казначейскими знаками. Листы эти впоследствии использовались в мастерских для изготовления форзацев для переплетов книг.

[к оглавлению]

Временное правительство Дальнего Востока


25 рублей. Владивосток. Американская эмиссия 25 рублей. Владивосток. Американская эмиссия

Еще в конце марта 1920 года Исполнительное Бюро Финансово - Экономического Совета постановило основным денежным знаком признать печатавшиеся во Владивостоке деньги сибирского образца с водяным знаком в виде сетки с орлами, а вспомогательным денежным знаком - деньги американского изготовления в 25 и 100 рублей, рассматривая последние в качестве квитанций с принятием их ценности в пропорции - 10 рублей Сибирских = 1 рублю “американскими”.

В целях унификации денежного обращения и введения более совершенных технически, понижающих возможность подделки, денежных знаков, а также прекращения доступа в край из Сибири потерявших там всякую ценность колчаковских знаков, на Дальнем Востоке предполагалось провести новую реформу. Предполагаемая эмиссия на сумму 150 миллионов рублей обеспечивалась металлическим запасом на 40%.

На основании представления Финансово-Экономического Совета 5-го июня 1920 года Временным Правительством Дальнего Востока был принят закон «О выпуске государственных кредитных билетов и об обмене на них ныне имеющих обращение платежных знаков», одновременно с опубликованием которого были выпущены в обращение кредитные билеты американского производства. К 5 июня 1920 года оставалось в наличие во Владивостоке кредитных билетов на сумму 3.511.205.000 рублей.

Кредитные билеты загрифовывались подписью Управляющего Госбанка - И.Иванова и кассира - И. Ковнацкого.

Интересный факт: во время обмена денег в полосе отчуждения обменный курс на “желтые” полтинники был следующим - за 1 грифованный полтинник давали 200 негрифованных (впрочем, умельцы фабриковали эти подписи по более сходной цене).

[к оглавлению]

Северная Россия


25 рублей. Архангельск. 1918 25 рублей. Архангельск. 1918

9 января 1918 года в помещении городской управы собрались представители продовольственной управы, финансовой комиссии, земства, казенной палаты, кооперативов, революционного комитета и других организаций. В повестке дня был один вопрос: "Выпуск местных денежных знаков". Создается специальная комиссия, которая нашла необходимым срочно начать печатание денег мелкими купюрами, определила размеры будущих знаков и место их изготовления.

Первоначально предполагалось использовать для выпуска знаков архангельскую типографию Павлова. Понимая сложность проблемы и слабость оборудования типографии, которое не могло гарантировать от подделок, комиссия направила одного из своих членов в Петроградскую экспедицию изготовления государственных бумаг "для изыскания необходимых сортов бумаги и получения технических указаний".

Посланец от Архангельска сумел разместить заказ на изготовление денег в Петрограде. Судя по документам, архангельские денежные знаки (чеки) были отпечатаны на весьма значительную сумму — 1 111 миллионов рублей. До десятка вооруженных матросов несколько раз выезжали за ними в Петроград, организуя погрузку и охрану в пути необычного груза.

30 марта 1918 года архангельские газеты оповестили жителей города и губернии о предстоящем выпуске в обращение местных денег. Пространное извещение уведомляло о том, что местное отделение банка, с разрешения своего правления в Петрограде, выпускает в свет особые денежные знаки (чеки) достоинством в 3, 5, 10 и 25 рублей. "Эти денежные знаки, — говорилось в извещении, — предназначены к обращению в пределах Архангельской губернии ... по обозначенной на них цене, т. е. наравне с кредитными билетами соответствующих достоинств".

Новые деньги, появившиеся в обращении 7 мая 1918 года, сразу же получили название "моржовки": на купюре 25-рублевого достоинства, оформленной известным русским художником С.Чехониным, были изображены различные северные атрибуты — снег, торосы, белый медведь и морж. Денежный знак голубой окраски, как будто покрытый инеем, выглядел весьма эффектно. Красивый внешний вид имели и другие купюры. На каждой из них воспроизводился герб города: Михаил Архангел, вооруженный мечом, поражает дракона. Приноравливаясь к сложившейся в России традиции, художник подготовил клише размером чуть меньше царского кредитного билета рублевого достоинства. Но в целом "моржовки" оказались непопулярными в народе, так как печатались на обычной писчей бумаге и быстро изнашивались.

Несмотря на непопулярность, первые "архангельские деньги" прожили достаточно долгую жизнь. По решению Верховного Управления Северной области "моржовки" были проштемпелеваны в банке и использовались во времена нахождения у власти правительства Н.В.Чайковского.

Забегая вперед, отмечу, что регистрация "моржовок", осуществленная в сентябре - октябре 1918 года, вызывалась якобы тем, что на территории области, занятой белыми и союзными войсками, ценность рубля падала не так быстро, как в Советской России. По мнению белогвардейского правительства, в такой ситуации проникавшие из-за фронта знаки могли нанести ущерб денежному обращению в Северной области.

На оборотной стороне купюры с номиналом 10 рублей накладывался штемпель черного цвета, а штемпелем красного цвета гасились 3-х и 25-рублевые знаки. Текст гласил: "Зарегистрировано. Управляющий отделением Государственного Банка кн. Ив. Куракин. Кассир А. Фаддеев". Аналогичная регистрация производилась на Мурмане, где для этой цели использовали круглую печать.

Абсолютное большинство "моржовок" подверглось регистрации, так как в постановлении Верховного Управления указывалось: "Все незарегистрированные местные кредитные билеты признаются недействительными и размениваться Государственным Банком не будут". Вследствие этого незарегистрированные, не подвергшиеся штемпелеванию "моржовки" встречаются в коллекциях бонистов значительно реже, чем те, которые имеют штамп банка. Следует иметь в виду и то, что купюры достоинством в пять рублей были напечатаны, но хождения не имели.

Правительство Николая Чайковского, вводя в оборот "моржовки" на территории Северной области, предупредило население о том, что "... отпечатанные в Петрограде, но не выпущенные в обращение в пределах Архангельской губернии чеки 5-рублевого достоинства в качестве денежных знаков хождения иметь не могут, никакой ценности собой не представляют и обмену в отделении Государственного Банка и казначействе губернии не подлежат". Таким образом, как и в советское время, в первый период интервенции на территории Севера обращались "моржовки" достоинством в 3, 10 и 25 рублей. Поэтому чек 5-рублевого достоинства дошел до наших дней в отличном состоянии.

Любопытная страница в истории российской бонистики — денежные документы Северной России, печатавшиеся по решению архангельского белогвардейского правительства. Это правительство, называвшееся сначала Верховным Управлением Северной области, появилось в Архангельске 2 августа 1918 года после антисоветского переворота. Новые правители во главе с народным социалистом Н. В. Чайковским оказались в трудном положении. Перед ними, как и перед их предшественниками, встала та же проблема: как наладить денежное обращение в Архангельске и на контролируемой ими территории. Верховное Управление получило в наследство пустую казну, так как советские руководители, отступая из Архангельска, увезли с собой большую часть ценных бумаг, в том числе и денежных знаков. В специальном сообщении правительство известило: "Большевистская власть перед бегством из Архангельска успела вывезти денежные знаки на десятки миллионов рублей... Вследствие этого в распоряжении Верховного Управления Северной области оказалось недостаточное количество средств на текущие расходы...".

Основную надежду в решении финансовой проблемы правительство возлагало на торгово-промышленное сословие. Выступая на собрании бизнесменов города, глава Верховного Управления Н. В. Чайковский призвал их быть "Миниными, спасать Россию", немедленно подписываться на "Заем Доверия" и вносить наличные деньги. В ответ на призыв общее собрание деловых людей постановило: "Все свои свободные наличные денежные знаки обратить в краткосрочный пятипроцентный заем".

500 рублей. Архангельск. 1919

А вскоре появились на свет и новые денежные документы. Эти огромного формата купюры, за исключением номинала, имели одинаковый текст, в соответствии с которым правительство обязывалось через шесть месяцев, т.е. не позже 15 февраля 1919 года, уплатить предъявителю ту или иную сумму, обозначенную на документах. Первоначально они не имели значения денежных знаков. Темп выпуска облигаций "Займа Доверия" быстро нарастал. Уже к середине декабря 1918 года общая сумма составила 35 миллионов рублей. В начале 1919 года правительство разрешило дополнительно выпустить облигации еще на 25 миллионов, чтобы довести общую сумму до 70 миллионов рублей. Если первый заем был добровольный, то затем он приобрел принудительный характер.

А через четыре месяца после первого выпуска обязательства превратились в деньги, в знаменитые на Севере "чайковки". За два дня до начала погашения займа правительство опубликовало постановление, согласно которому эта операция поручалась Областному Государственному Банку. Но поскольку в распоряжении последнего не было достаточного количества денежных знаков, то правительство признало необходимым превратить облигации (обязательства) "Займа Доверия" в равноправные деньги. Постановление предписывало, что с 15 февраля 1919 года "обязательства" должны иметь в пределах Северной области хождение и быть принимаемы во всех платежах как казенными учреждениями, так и частными лицами по их номинальной стоимости наравне с общегосударственными кредитными билетами.

[к оглавлению]

Ростовская Контора Государственного Банка


250 рублей. Ростов-на-Дону. 1918 250 рублей. Ростов-на-Дону. 1918

26 ноября 1917 г. атаман Каледин попытался покончить с двоевластием в Ростове-на-Дону, разгромив силами ростовского гарнизона местный Совет рабочих и солдатских депутатов. Но уже 29 ноября красногвардейцы разогнали верных Каледину солдат и арестовали начальника ростовского гарнизона генерала Потоцкого. 2 декабря 1917 г. войскам атамана Каледина удалось полностью выбить большевиков из Ростова.

29 декабря 1917 г. протокол Секции по разработке вопроса о выпуске денежных знаков был утверждён Донским Войсковым Правительством. В тот же день на службу в Ростовской Конторе Государственного Банка поступил гравер-литограф лучшей ростовской литографии "А. М. Гордонъ съ Сыномъ" Матвей Петрович Давыдов, "командированный" вместе с другими сотрудниками той же литографии на работу в Экспедицию. Всего в первом составе Экспедиции было 46 человек, 27 из них работали раньше у Гордона. Вместе с сотрудниками из литографии Гордона было заимствовано и необходимое оборудование - 4 литографских машины, 3 литографских станка и 1 краскотёрка. В дальнейшем производственные мощности Экспедиции постоянно увеличивались, дойдя к декабрю 1919 г. до 20 литографских печатных машин. Количество литографских машин увеличивалось главным образом за счёт реквизиции (принудительного выкупа) у владельцев частных литографий и типолитографий. Количество сотрудников Экспедиции также всё время увеличивалось и к декабрю 1919 г. возросло до 510 человек. Разместить Экспедицию решено было в здании РКГБ. Заведующим (Управляющим) Экспедиции с 1 января 1918 по январь 1920 года был Владимир Константинович Четырко. До вступления в эту должность он работал старшим контролёром РКГБ. При вступлении в должность Заведующего Экспедицией он был повышен из звания старшего контролёра в звание директора РКГБ. Литографским отделом Экспедиции, в котором непосредственно печатались денежные знаки, заведовал контролёр РКГБ А. Г. Кардиако.

18/31 декабря 1917 г. на имя Управляющего РКГБ Р. Э. Гульбина из Новочеркасска поступила телеграмма товарища (заместителя) Войскового атамана М. П. Богаевского с приказом срочно приступить к работам по выпуску денежных знаков. 2/15 января 1918 г. М. П. Богаевский распорядился в первую очередь приступить к выпуску 10-рублёвого денежного знака. 18 января 1918 г. Объединённым Войсковым Правительством (созданным 5/18 января и включившим в себя представителей казачьего и неказачьего населения Дона) был издан Указ № 68 о выпуске донских денежных знаков. 22 января 1918 г. Экспедиция начала изготовление первого денежного знака 10-рублёвого достоинства. 31 января из Новочеркасска поступила телеграмма нового "демократического атамана" А. М. Назарова о скорейшем выпуске донских дензнаков. Через некоторое время официальное название Экспедиции было изменено, и она стала называться Экспедицией по Изготовлению Денежных Знаков (ЭИДЗ).

3/16 февраля 1918 г. первый денежный знак РКГБ появился в обращении, вызвав небывалый ажиотаж среди публики. Несмотря на субботний день, в банках выстроились огромные очереди желающих разменять свои облигации "Займа Свободы" и серии Государственного Казначейства, которые тогда преобладали в денежном обращении, на новые десятки. Но давали в тот день не более ста рублей в одни руки, т.к. каждому банку было отпущено всего по 2000 рублей новыми денежными знаками! Общий тираж первой донской десятки составил примерно 86 тысяч экземпляров. До пришествия большевиков Ростовская Экспедиция успела изготовить 10-рублёвых денежных знаков с водяным знаком "горизонтальные линии" всего 54 серии (с АБ-01 по АБ-54). Каждая серия при этом имела тираж примерно в 1600 экз. Надо сказать, что впоследствии тиражи серийных номеров постоянно увеличивались и осенью 1919 г. дошли до 15.000 экз. Печатались 10-рублёвки листами, по 33 экземпляра на листе. После просушки листы разрезались на отдельные банкноты. Изготовление денежных знаков стоило дорого - первые 10-рублёвки обходились в 5 руб. 75 коп. каждая. Когда в июне 1918 г. начали печатать 5-рублёвки, а в августе 3-рублёвки, их себестоимость была той же - 5 р. 75 к., т.е. их номинальная стоимость не окупала их себестоимости! И только производство номиналов в 100 и 250 рублей компенсировало в 1918 году убытки от выпуска мелких дензнаков.

50 копеек. Ростов-на-Дону. 1918 50 копеек. Ростов-на-Дону. 1918

Бумагу для денежных знаков донского образца, изготавливавшихся в Ростове-на-Дону (все номиналы, кроме 50 рублей), в Новочеркасске (3, 5 и 25 рублей), в Новороссийске (500 и 1000 рублей) и в Екатеринодаре (50 рублей, а также 50 коп. кубанского образца), делали на Писчебумажной фабрике Панченко. Ростовской Конторе Государственного Банка приходилось самой добывать хлопчатобумажное тряпьё для изготовления денежной бумаги. И если в 1918 г. это удавалось сделать, не выезжая за пределы Донской области, то в 1919 г. закупать тряпьё приходилось даже за границей. Так, например, 10 июня 1919 года был командирован в Италию, Францию, Англию и Швейцарию "для закупки там сукон и др. предметов для писчебумажной фабрики Панченко" сотрудник РКГБ Александр Алексеевич Машонкин. Из-за сложностей с приобретением хлопчатобумажного тряпья ещё в 1918 году в бумажную массу начали добавлять в качестве наполнителя древесные волокна. Бумага раннего изготовления содержала очень мало древесного наполнителя. Но со временем содержание древесных волокон в бумажной массе всё увеличивалось. Для разных номиналов древесная составляющая тоже была различной. Если в 1918 г. бумага для донских 50 копеек изготавливалась из чистого х/б сырья, то в 1919 г. в бумагу для 50 копеек добавляли до 60% древесных волокон! В то же самое время крупные номиналы печатались на бумаге с низким содержанием древесного наполнителя.

Ростовские дензнаки находились в обращении до 19 июня (2 июля) 1920 года. Впоследствии они были изъяты из обращения в Донской области и во всём Северо-Кавказском регионе. В Крыму они сохраняли платёжную силу до конца 1920 года.

[к оглавлению]

Одесса


5 рублей. Одесса 5 рублей. Одесса

В 1917 году денежный «голод» охватил всю Россию. Особенно сильно страдали удаленные от столицы города. Не была исключением и Одесса, хотя она являлась крупным центром морской торговли и, казалось, должна была бы находиться в несколько лучшем финансовом положении, чем другие многочисленные провинциальные российские города. Однако в условиях продолжавшейся Первой мировой войны этот огромный город-порт оказался основной тыловой базой снабжения южного румынского фронта. Необходимость снабжения дефицитными деньгами города, области, а также фронта и военного округа усугубляла и без того сложное финансовое положение Одессы.

Из газетных сообщений того времени следует, что недостаток в денежных знаках стал чувствоваться в Одессе уже с лета 1917 года, но своей кульминационной точки он достиг в конце ноября — начале декабря. Так, газета «Одесская почта», вышедшая 1 декабря, сообщила о недостатке денежных знаков в частных банках, вызвавшем большую панику у одесситов и длинные очереди в банках за получением вкладов.

В связи со сложной финансовой обстановкой в Одессе проходили экстренные совещания руководителей финансовых организаций, и уже 12 декабря ими было принято решение об изготовлении и выпуске одесских разменных бумажных денег — бон.

«Изготовление бон для ослабления кризиса — дело решенное. В настоящее время предстоит одолеть лишь технические затруднения по выработке такого типа бон, подделка которых была бы невозможна», — писала 12 декабря 1917 года газета «Одесская почта».

В одесских газетах сообщалось, что временный финансовый комитет, созданный для осуществления эмиссии местных денег, вел переговоры с городскими типографиями о сроках печатания. В связи с этим вопрос о времени выпуска денег в обращение оставался открытым. Так как дефицит денежных знаков ощущался не только в Одессе, но и в Киеве, банки этих городов решили обратиться в Генеральный секретариат Украины с ходатайством о выпуске своих денег.

Такое решение было получено без задержки по телеграфу 18 декабря от председателя правительства В. К. Винниченко. На следующий день, 19 декабря, Комитетом одесских кредитных учреждений был рассмотрен и после внесения некоторых изменений одобрен проект выпуска так называемых «Разменных билетов города Одессы». Было решено, что денежные знаки должны выпускаться от имени Одесского городского самоуправления при участии Одесской конторы Госбанка и созданного Комитета кредитных учреждений.

В основу принципа проведения эмиссии был положен договор, заключенный финансовыми организациями города 23 декабря, в соответствии с которым учреждением, выпускающим билеты, являлась Одесская контора Госбанка, в которую и сдавались изготовленные типографией купюры. На основе этого договора было принято «Положение о разменных билетах города Одессы».

Лица или учреждения, желающие разменять государственные кредитные билеты или пятипроцентные краткосрочные обязательства Государственного Казначейства на разменные билеты, платят 1% комиссионных. Обратный размен билетов (партиями не менее чем на 1000 рублей) совершается конторой Госбанка беспрепятственно и без комиссионных. Государственные кредитные билеты или пятипроцентные краткосрочные обязательства Государственного Казначейства хранятся в Госбанке в качестве неприкосновенного обеспечения выпущенных в обращение билетов. Одесское городское самоуправление, взяв в Госбанке билеты для расчета со своими служащими и рабочими, обязано внести в Госбанк такую же сумму государственных кредитных билетов или пятипроцентных краткосрочных обязательств Государственного Казначейства.

Первоначальный выпуск «Разменных билетов города Одессы» был произведен в начале января 1918 года на сумму в 5 000 000 рублей, купюрами в 3, 5 и 10 рублей. Об этом свидетельствуют следующие две публикации.

«Одесская почта», 8 января 1918 года: «Закончено изготовление одесских бонов, которые уже переданы в Государственный банк для нумерации и других формальных процедур». «Одесская почта», 10 января 1918 года: «Нам сообщают, что еще на этой неделе будут выпущены на одесский рынок 3-х рублевые боны местного городского самоуправления. 5-ти и 10-ти рублевки войдут позже несколькими днями».

Изготовление и выпуск денежных знаков достоинством в 3, 5 и 10 рублей осуществлялись форсированно. Так, 11 января было уже напечатано денежных знаков на 2 000 000 рублей, при этом большая часть из них вошла в оборот. В первую очередь деньгами обеспечивались воинские подразделения. Городская управа выделила для денежного содержания военных 1300000 рублей.

К концу января печатание одесских разменных денег было закончено. Все купюры денежных знаков первого выпуска выполнялись на высоком художественно-полиграфическом уровне с защитной сеткой, но на бумаге без водяных знаков. Расцветка их была обычной для одесских бумажных денег — соответственно, темно-зеленая, синяя и красная. Билеты в 3 и 5 рублей выполнены с горизонтально расположенным орнаментом, 10-рублевый оформлен с вертикальным.

Основу рисунков всех знаков составляли двуглавый орел без царских атрибутов и герб города с якорем, что подчеркивало значение Одессы как торгового порта. На билетах номиналом в 3 и 5 рублей привлекал к себе внимание двуглавый орел, который как бы для взлета расправил свои крылья, держа в когтях свиток с гербом города. Рядом с орлом на постаменте изображен один из самых знаменитых памятников города — здание купеческой биржи. В правом нижнем углу лицевых сторон билетов — профиль бога торговли Меркурия со всеми его атрибутами. На оборотных сторонах билетов — рисунок здания с красивой колоннадой, в полукруглых нишах боковых крыльев которого установлены скульптуры Меркурия и Цереры — богини плодородия. В период выпуска разменных билетов в этом здании проводились заседания Городской думы.

Билет номиналом в 10 рублей, в отличие от купюр в 3 и 5 рублей, имеет более простой рисунок лицевой стороны, состоящий из гирлянд стилизованных растений. Рисунок его оборотной стороны такой же, как и на купюрах меньших достоинств.

Несмотря на проведение в экстренном порядке эмиссии «Разменных билетов города Одессы», в городе катастрофически не хватало денег, особенно малых номиналов. Городскими финансовыми организациями было принято решение о дополнительном выпуске одесских денег.

«С сегодняшнего дня начинается печатание новых городских бон на 12 000 000 рублей, причем, как бы эти боны ни подписывались, благодаря соглашению с рядом городов они будут иметь хождение по всей области», — писала «Одесская почта» 21 февраля 1918 года.

Но и на новом выпуске билетов достоинством в 3, 5 и 10 рублей (их количество в 2,4 раза превышало первую эмиссию) дело не закончилось. Газеты сообщали, что в марте финансисты города приняли решение о выпуске еще нескольких серий разменных знаков. Обратившись по этому вопросу в Украинскую Раду, они получили положительный ответ.

«Рада разрешила Одесскому отделению Государственного банка гарантировать выпуск городским Одесским самоуправлением разменных бон на 25 000 000 рублей», — сообщала 3 апреля 1918 года газета «Свободная мысль» (город Бердичев).

Обесценивание бумажных денег заставило власти города не только увеличивать количество вводимых в оборот разменных билетов достоинством от 3 до 10 рублей, но и выпустить купюры больших номиналов.

В марте 1918 года в обращении появился «Разменный билет города Одессы» достоинством в 25 рублей. Его художественно-орнаментальная структура подобна билетам в 3 и 5 рублей, но тщательность отработки деталей рисунка существенно уступала им. Причина, очевидно, заключалась в мастерстве исполнителей. Если авторство рисунков билетов в 3, 5 и 10 рублей приписывалось известному граверу Адамеку, чеху по национальности, то по купюре в 25 рублей никаких сведений об авторстве не обнаружено.

Размер эмиссии одесских билетов от месяца к месяцу продолжал расти. Если с 13 по 31 января 1918 года в оборот вошло билетов на 4 700 000 рублей, то в апреле было уже выпущено одесских денег на сумму в 43 500 000 рублей.

Наряду с разменными билетами в первые месяцы 1918 года стали печататься и входить в оборот «Разменные марки города Одессы». В марте появились купюры в 50 копеек, а в апреле — в 15 и 20 копеек. Все разменные марки, орнаментальную основу которых, как и на билетах, составил герб Одессы, были выполнены по рисунку украинского художника Ждаха. На денежное обращение города разменные марки существенного влияния не оказали.

«Разменные билеты города Одессы», первоначально имевшие своей целью только уменьшение разменного «голода», впоследствии, к лету 1918 года, стали служить и для ликвидации дефицита денег на товарно-денежных рынках города и области. Летом этого года разменные билеты получили свободное хождение не только в Одессе, но и в Николаеве. Благодаря соглашению между властями этих городов Николаеву были предоставлены одесские билеты на сумму 5000000 рублей. В этом городе они стали ходить на тех же основаниях, что и в Одессе. Фактически же эти билеты получили распространение почти по всей Херсонской губернии.

Для уменьшения дефицита бумажных денег в товарно-денежном обороте масса выпущенных одесских денег за 3 месяца, с апреля по июнь, была увеличена в 25 раз. Так, по материалам, приведенным в «Торгово-промышленной газете» от 30 июня 1918 года, эмиссия этих денег на начало июня составляла 26000000 купюр различных достоинств на сумму 115 300 000 рублей.

В августе в обращении появились билеты 50-рублевого достоинства. Оформление этого билета и отдельные орнаментальные элементы практически были полностью заимствованы из рисунка билета 25-рублевого достоинства, но он был изготовлен несколько больших размеров, в основном за счет применения в левой части билета дополнительного поля с виньеткой, внутри которой проставлен номинал. В целом оформление билета создает впечатление небрежности и спешки при его изготовлении. «Разменный билет города Одессы» номиналом в 50 рублей не оказал заметного влияния на улучшение денежного обращения, так как был выпущен перед самым завершением эмиссии одесских денег.

[к оглавлению]

Деникинские рубли


50 рублей. Главное Вомандование Вооруженными Силами на Юге России 50 рублей. Главное Вомандование Вооруженными Силами на Юге России

Ввиду быстрого расширения территории, захваченной армией Деникина, стала резко возрастать нехватка денежных средств на этой территории.

В связи с такой обстановкой командование ВСЮР вынуждено было выдвинуть требование Ростовской Экспедиции заготовления государственных бумаг по увеличению изготовления денежных знаков. Однако Ростовская Экспедиция по своим техническим возможностям никак не могла самостоятельно выполнить это требование. Поэтому на повестку дня встал вопрос об открытии новых Экспедиций в ряде южных городов России по обеспечению требований ВСЮР. Газета "Вечернее время" писала: "Ростовская ЭЗГБ не успевает удовлетворять предъявляемые к ней со всех сторон требования. Число работающих в Ростовской Экспедиции литографических машин доведено до 15. Независимо от этого, в помощь Ростовской Экспедиции будут работать еще 2 филиала в Новороссийске и Екатеринодаре" (3 августа 1919 года, Ростов-на-Дону).

Действительно, через неделю пришло сообщение об открытии новой типографии в Новороссийске и начале работы по выпуску денежных знаков ВСЮР.

"В открытой на днях Новороссийской Экспедиции будут печататься, по согласованию с правительством Колчака, денежные знаки нового образца", - писала газета "Жизнь" 10 августа 1919 года, Ростов-на-Дону.

В этом же номере газета "Жизнь" сообщила, что в соответствии с требованиями по увеличению выпуска денежных знаков в ближайшее время открывается еще Экспедиция в Симферополе.

В этой Экспедиции, так же как и в открытой на днях Новороссийской Экспедиции, будут печататься по соглашению с адмиралом Колчаком денежные знаки нового образца. Во вновь создаваемые Экспедиции, по приказу Главнокомандующего, переводятся типографские машины из киевской типографии наследников С. П. Кульженко. Наравне с "донскими" (ростовскими) эти денежные знаки будут основным средством денежного обращения на освобожденной от большевиков территории.

Вскоре после этого сообщения эта же газета сообщила следующее: "Симферополь. Здесь открывается отделение Экспедиции заготовления государственных бумаг. Будут печататься исключительно тысячерублевки нового образца" (20 августа 1919 года).

По сообщению газет, кроме Экспедиций в Новочеркасске и Симферополе, были открыты отделения в Одессе и Феодосии. Вновь открытые Экспедиции вполне могли уже обеспечить выпуск денежных знаков всей серии ВСЮР.

Для более четкой координации работ, связанных с эмиссией, наряду с созданием новых Экспедиций потребовалась организация центра управления эмиссиями, отделенного от центра управления в Ростове.

По сообщению газеты "Вечернее время" от 14 декабря 1919 года, Управление финансов при Главнокомандующем Вооруженными силами на юге России из постоянного места дислокации в Ростове-на-Дону переводилось в Екатеринодар и Новороссийск. В Екатеринодаре по приказу Главнокомандующего управляющим отделением Государственного банка был назначен тайный советник (генерал) Д. И. Никифоров. Ему же поручалось временное исполнение обязанностей начальника кредитной части. Однако почти одновременно с получением информации от газеты "Вечернее время" пришло новое сообщение: "Чиновник особых поручений, надворный советник Сувчинский Б. К. назначается начальником кредитной части".

В соответствии с каталожными данными по бонистике Главнокомандующим ВСЮР генерал-лейтенантом А. И. Деникиным была проведена эмиссия денежных знаков следующих достоинств: 3, 10, 50, 200, 1000 и 10 000 рублей

Все эти знаки выпускались в Экспедициях южно-российских городов - Одессы, Новороссийска, Феодосии и Симферополя.

При всем разнообразии в орнаментально-художественном оформлении купюр на всех имеется единый геральдический символ: двуглавый орел с раскрытыми крыльями, держащий в когтях гвардейскую ленту и лавровый венок победы. На груди орла - герб города Москвы - Георгий Победоносец, поражающий дракона.

[к оглавлению]

Туркестан


3 рубля. Туркестан 3 рубля. Туркестан

Гражданская война отрезала Туркестан от государственного центра. Уже в 1918 и 1919 гг. декретами СНК РСФСР туркестанскому отделению Народного (бывшего Государственного) банка несколько раз предоставлялось право выпуска временных кредитных билетов. Сперва на сумму в 200 млн рублей (3 сентября 1918 г.), затем дополнительно на сумму в 300 млн рублей (17 сентября 1918 г.), затем всего на сумму до 2 млрд рублей (16 апреля 1919 г.). Первоначально это был местный выпуск денег общегосударственного значения. Первый из упомянутых декретов требовал, чтобы в тексте билетов Туркестанского края было оговорено, что они выпущены по постановлению СНК РСФСР, и указывал, что "билеты сии выпускаются в обращение ташкентскими и прочими учреждениями Народного банка в Туркестане в том же порядке, как и кредитные билеты общегосударственного образца, т. е. по банковым операциям и по государственным расходам, в пределах, разрешенных Совнаркомом РСФСР кредитов".

В 1918 г. Ташкентское отд. Госбанка выпустило в обращение Ташкентские городские денежные знаки номиналом в 1, 3 рубля (с «билибинским» орлом), 5, 10, 25 рублей (без гербов, с женским бюстом), 50 рублей (панорама города и фрукты) и 100 рублей (орел и месяц).

Позднее в том же 1918 году были выпущены в обращение временные кредитный билеты Туркестанского края тех же рисунков номиналом с 50 копеек (серп и молот) до 100 рублей. В 1919 г. выпущены в обращение денежные знаки номиналом в 50, 100, 250 и 500 рублей. В 1920 г. выпущены в обращение денежные знаки номиналом в 1.000, 5.000 и 10.000 рублей. На последних 5 купюрах изображены советские гербы РСФСР.

Однако несмотря на эту преемственную связь туркестанского временного кредитного билета с прежним русским рублем, денежное обращение Туркестана постепенно отрывалось от общероссийского: при двух эмиссиях и разрыве хозяйственных связей этот процесс был неотвратим. Поэтому последний из упомянутых декретов установил уже определенный район для обращения кредитных билетов Туркестана, а именно области: Закаспийскую, Самаркандскую, Семиреченскую и, кроме, того, Хиву и Бухару. Народный банк РСФСР должен был обменивать туркестанские кредитные билеты на общероссийские и вне этого района, но на практике это встречало затруднения и лишь слабо проводилось в жизнь.

Деньги Туркестана оторвались от общероссийской денежной системы, и судьба их оказалась худшей, чем судьба общероссийского денежного знака. Положение не изменилось с образованием Туркестанской Советской Социалистической Республики. Доклад о денежной реформе, представленный в начале 1921 г. Народным комиссариатом финансов ТССР, констатировал, что "катастрофическое положение Туркестанской республики в отношении финансовом выяснилось уже в середине 1920 г. Колоссальный рост туркестанского бюджета; неимоверно быстрое падение покупательной силы рубля, во много раз обгонявшее соответствующие цифры РСФСР, совершенно ясно указывали на то, что Туркестан в области своих финансов быстро приближается к катастрофе". Действительно, туркестанская эмиссия составляла на 1 января 1919 г. 942 млн, на 1 января 1920 г. — 6439 млн и на 1 января 1921 г.— 95 000 млн. Это было увеличение за два года в сто раз. З а то же время общероссийская эмиссия возросла менее чем в 20 раз. В связи с этим и обесценение туркестанских денег значительно превышало общероссийскую норму.

Иметь валюту, обесценивающуюся еще быстрее, чем общероссийская, было для Туркестанской республики крайне неудобно, и туркестанское правительство само видело выход из положения в унификации денежного обращения. Правительство Федерации после некоторых колебаний пошло на унификацию, которую решено было произвести путем замены туркестанских кредитных рублей знаками РСФСР образца 1919 г. В связи с этим прежде всего встал вопрос о том, из какого расчета производить обмен туркестанских временных креди тных билетов на общероссийские.

Туркестанское правительство взяло курс, еще менее выгодный для временных кредитных билетов (курс Бухары и Хорезмы) и установило соотношение 1:10. На этом основании и был произведен обмен на советские денежные знаки образца 1919 г. В соответствии с общим направлением экономической политики этого времени постановлено было обменивать в одни руки не более 3 млн рублей временных кредитных билетов Туркестанского края, исходя из стоимости по ценам вольного рынка среднего крестьянского инвентаря. А во избежание возможных способов обхода этого постановления было дополнительно установлено, что предъявлять деньги к обмену могут только граждане, начиная с 16-летнего возраста.

Необходимо отметить один любопытный элемент этой реформы. Задача заключалась в том, чтобы объединить денежное обращение Туркестанской республики и РСФСР. Собственно говоря, для этого надлежало установить определенное соотношение между туркестанской и российской денежными единицами и приступить к обмену, не делая различия между разными образцами денежных знаков, имевших хождение в РСФСР. Но это оказалось практически невозможным. Положение о реформе гласило, что обмен производится только на знаки образца 1919 г., и выходило, таким образом, будто знаки других образцов не имеют хождения на территории ТССР. Это вызывалось тем, что ранее выпущенные деньги РСФСР в количестве 3 млрд. еще до деноминации были получены в Туркестане и были выданы здесь по курсу туркестанских кредитных билетов. Нельзя было поэтому декретировать обмен в общей форме. Нельзя было вместе с тем и постановить, что деньги других образцов не имеют хождения в Туркестане, ибо в таком случае основная задача объединения денежных систем осталась бы недостигнутой. Выход найден был в том, что декретировался только обмен на знаки образца 1919 г., но молчаливо признавалось и хождение знаков других образцов по их нарицательной стоимости, т. е. на таких же основаниях, как и в РСФСР. Таким образом, путем умолчания об этом скользком пункте достигнуто было фактически полное объединение денежного обращения. Само собой разумеется, что такое упрощенное разрешение вопроса возможно было только в условиях совершенно расшатанного и неупорядоченного денежного обращения, при котором не приходилось считаться с "мелочами". С ними в то время не особенно и считались.

Реформа основана была на очень простом принципе и после разрешения некоторых затруднений, касавшихся выдачи заработной платы, текущих счетов и т. п., реформа была проведена.

[к оглавлению]

Азербайджан


1000 рублей. Азербайджан 1000 рублей. Азербайджан

28 апреля 1920 г. Азербайджан был занят частями Красной Армии, хотя государственная независимость была формально сохранена (под названием Азербайджанская Советская Социалистическая Республика). Новые власти столкнулись с полной разрухой в финансово-кредитной системе страны, что было в общем не удивительно по тем временам. По приказу Народного комиссариата Финансов от 31 мая 1920 г., Госбанк Азербайджана был переименован в Народный Банк Азербайджана без изменений в штате. Решением Революционного Комитета Азербайджана от 9 июня 1920 г. все банки и другие кредитные организации были национализированы и включены в состав Народного Банка. С этого момента согласно указанию Пpедседателя Совета Министpов АзССР Н. Суббекова и народного комиссара финансов Н. Ташева, Народный Банк Азербайджана приступил к эмиссии банкнот достоинством до 25000 pублей, имевших хождение наравне с российскими дензнаками. Одну из таких банкнот вы и видите выше.

[к оглавлению]

Красноярск


25 рублей. Красноярск 25 рублей. Красноярск

Разменные чеки Красноярского Енисейского общества взаимного кредита были выпущены в связи с недостатком банкнот мелких номиналов.

История была достаточно распространенной для того времени: где-то в сейфе лежала очень крупная купюра (или несколько таких купюр), а взамен местными силами выпускалось множество мелких, которые и находились в обращении до тех пор, пока крупные купюры не удавалось разменять (а процесс этот мог затянуться и на год, и более).

Чеки из листов вырезались вручную, поэтому могут иметь самые разные размеры полей. Иногда поля полностью отсутствуют.


<< Назад В начало Вперёд >>

© Alex G. Sam

2008

Hosted by uCoz